Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:31 

WTF Pitch Perfect 2015 - Just the Way You Are

Ms Cheshire
Only Straight I Am Is Straight-up Bitch ©
Название: "Just the Way You Are"
Переводчик: Ms Cheshire
Бета: япушистый
Оригинал: "Just the Way You Are" from chloebeale http://archiveofourown.org/works/634752. Разрешение на перевод запрошено.
Размер: (миди, оригинал - 4905 слов, перевод - 4099 слов)
Пейринг/Персонажи: Бека/Хлоя
Категория: фемслэш
Жанр: романс, ангст
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: АУ: другое развитие событий после победы на национальных.
Краткое содержание: Подобные мысли заставляли чувствовать себя слишком странно, слишком... по-гейски. Совсем не нормально было так сильно симпатизировать девушке или так много думать о ней. Это заставляло Хлою чувствовать себя очень неловко. Волнение было в новинку для Хлои, никогда раньше у неё не имелось особых причин для переживаний. Но это чувство переполняло её сейчас, когда она просто находилась рядом с Бекой.
Размещение: запрещено без разрешения переводчика и автора
Примечание: написано специально для WTF Combat 2015: http://wtfcombat2015.diary.ru/p202477351.htm?oam#more3

Была лишь одна вещь в концовке «Клуба завтрак», которая действительно её беспокоила. Да, сам фильм оказался довольно предсказуем, но не только это раздражало Беку. В целом, так сильно беспокоила не предсказуемость — в действительности её бесило преображение Эллисон. Бека считала эту девушку крутой и задиристой, со всей своей чудаковатостью, она была её любимым персонажем во всем фильме.

Когда она досмотрела до сцены с преображением, это не улучшило впечатление, а наоборот, вызвало раздражение, потому что в очередном фильме показали, что необычной девушке нужно измениться, чтобы кому-то понравиться. Бека считала и себя необычной девушкой, и она не собиралась приносить себя в жертву только, чтобы вызвать чей-то интерес. По крайней мере, надеялась, что не стала бы этого делать. Несмотря на то, что она по-настоящему плакала над концовкой (это она, вероятно, не признает ни перед кем, кроме Джесси, если он когда-нибудь снова заговорит об этом), этот аспект фильма беспокоил её даже спустя несколько часов после окончания просмотра.

Несмотря на то, что Джесси и приобщил её к фильму, заставив досмотреть до конца, Бека продолжала думать о песне Simple Minds, и о том, как было бы круто спеть её вместе с Беллами. Но теперь это не имело значения, хотя бы потому, что Обри взъелась на неё за взятие инициативы на региональных. Она сама себя удивила, но, несмотря на то, что случилось между ней и Обри, Хлоя, казалось, не злилась на неё вообще. Она на самом деле пыталась заступиться за неё, что было довольно странно, учитывая, что выпускница считалась лучшей подругой Обри и её правой рукой бог-знает-сколько.

Вроде Бека каким-то образом пробила сопротивление группы и показала девочкам, что они реально могут делать то, что захотят, и думала, что правда изменит всё... но теперь это уже не казалось возможным. В конце концов, это Обри всем заправляла, и если она не хотела, чтобы Бека была частью «Барден Беллас», то неважно, чего хотели остальные, даже Хлоя.

В своем обычном состоянии — за столом, в наушниках и погруженная в работу над новым мешапом — Бека не услышала стука в дверь. Ничего страшного — потому, что гостья сама решила войти, предполагая, что хозяйка, как обычно, усиленно работает. Почувствовав руку на своем плече, девушка подскочила, но обнаружив, что это не были отец, Джесси или удивительно грубая соседка-азиатка, улыбнулась. Она захлопнула ноутбук и сняла наушники, откидываясь на стуле, чтобы посмотреть на рыжеволосую, стоящую перед ней.

— Работаешь над еще одним миксом? — спросила Хлоя, опираясь на край стола.

— Э-э, да. Это практически всё, чем я занималась в последнее время, кроме учебы и просмотра фильмов. Без репетиций Белл или зависаний с Джесси у меня не особо много дел, которыми можно заняться, — Бека осознавала, как жалко она звучит. Но Хлоя не подняла её на смех и даже не посмотрела с жалостью. Вместо этого она улыбнулась и пожала плечами.

— Ну, полагаю, что я провожу время не лучше, ведь так? Считай меня своим новым приятелем для тусовок. Обри вымораживает меня, но даже если нет, я сделала для себя выводы на её счет. И я поймала себя на мысли, что думала о тебе и о том, что получилось на региональных. Это правда смело, Бека, — воодушевленно говорила Хлоя. Она не беспокоилась, что её слова могли глупо звучать, и она была уверена, что Бека действительно прислушается к ней. — Имею в виду, что я была подругой Обри около четырех лет, но за все это время никогда не восставала против неё так, как это сделала ты. Я просто думаю, что это реально круто. Мне жаль, что она такая эксцентричная, но я попытаюсь донести до неё твою точку зрения. Это меньшее, что могу сделать, и в Беллах скучно без тебя. Словно у всех ушел запал.

— Мило с твоей стороны, что ты так считаешь. Но почему вы, ребята, репетируете, если мы не... я имею в виду, вы не... прошли дальше в конкурсе?

— Обри говорит, что важно, чтобы мы оставались в форме, и, ну, ты знаешь, как она добивается своего, — усмехнулась Хлоя.

— О да, я-то знаю. Так что ты делаешь на весенних каникулах? — с любопытством спросила Бека, зная, что у Хлои планы на каникулы должны быть получше, чем её собственные. Сама она собиралась потратить свои каникулы на то же, на что и сейчас, оставаясь на территории кампуса, за исключением диджеинга на местной радиостанции. Ей, наконец-то, представился шанс играть собственную музыку, по прошествии целого семестра рутинной работы. По меньшей мере, у неё есть одна вещь, которую стоит ждать...

Хлоя колебалась над ответом на вопрос, потому что во время каникул ей должны были сделать операцию на узелках, и она обещала себе никому не рассказывать об этом. Она даже не сказала Обри, чтобы не беспокоить её, и еще меньше хотела рассказывать об этом Беке.

— Поехать домой, навестить родителей. Звучит не очень-то интересно, — она чувствовала себя виноватой за ложь, и была не в состоянии смотреть Беке в глаза, умалчивая о своей уже запланированной операции.

Её просто тошнило от постоянной всеобщей жалости. Операция, безусловно, означала потерю части диапазона, но врач не мог предсказать, насколько сильной та будет. Несмотря на то, что Хлоя не сможет попадать в те ноты, которые берет сейчас, операция оставалась неизбежной. Осложнения от болезни могли привести к полной потере голоса, что разрушило бы её мечты навсегда. Она, не отрывая взгляда от стены, размышляла о том, что справится с потерей нескольких нот.

Бека кивнула, заметив нерешительность Хлои и то, как она покраснела, отводя взгляд в сторону, когда говорила о планах на весенние каникулы. Но Бека была не из тех людей, кто станет заставлять подругу рассказывать обо всем, что та думает или чувствует.

— Звучит все равно лучше, чем мои планы на каникулы. Я буду на кампусе управлять радиостанцией. Воу... — она покрутила пальцем в воздухе, изображая фальшивый энтузиазм. Хлоя рассмеялась.

— Да, но ты сможешь играть всё, что захочешь, так ведь? Как в твоих мечтах.

— Типа того. Но я к тому, что это в любом случае будут не сумасбродные весенние каникулы с распитием коктейлей в бикини двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Хотя могло оказаться и хуже, — признала Бека, глядя на свою стопку DVD.

В последнее время они стали её способом решения проблем, и Бека обнаружила, что смотрит фильмы внимательней, чем раньше. Она смогла досмотреть до конца десять картин только за прошлую неделю.

— Ты сказала, что хочешь потусоваться, так? Выбери фильм, и посмотрим вместе, — предложила Бека, вставая со стула и направляясь к двери, — я могу пойти в холл и сделать нам немного попкорна, если хочешь.

Некоторые привычки Джесси передались и ей. Но это ничего не значило. Просто тот, кто придумал, что при просмотре фильма нужно есть попкорн, был совершенно прав.

Хлоя согласилась и выбрала один из фильмов в небольшой стопке DVD Беки. Она вставила диск и установила ноутбук подруги на кровати так, чтобы они могли смотреть вместе. Хлоя ничего не могла с собой поделать и надела наушники, слушая то, над чем работала Бека, когда она вошла.

Она обнаружила себя танцующей в одиночестве под удивительный микс создавшей его девушки, и остановилась только тогда, когда почувствовала запах приготовленного попкорна. Её щеки вспыхнули, когда она сняла наушники и извинилась за то, что влезла не в свое дело. Но Бека не придала этому особого значения, и они поговорили про её миксы перед тем, как сесть смотреть фильм. Им было комфортно находиться в обществе друг друга, сидя вплотную на одной кровати в темной комнате, освещенной только экраном компьютера.

Хлоя не могла удержаться, чтобы не поглядывать на Беку каждые пару минут, с любопытством следя, как та увлечена фильмом. Что-то притягивало её с того самого дня, когда она впервые увидела слоняющуюся вокруг Беку с серьгой-гвоздем в ухе и облезлым черным лаком на ногтях. Притягивало настолько, что это привело к дуэту в душе и продолжалось на протяжении всего времени, которое они проводили вместе на репетициях Белл. Хлоя считала, что увидела в первокурснице что-то, чего ей самой не хватало. Что вызывало в ней не просто волнение, но она не могла описать это непонятное чувство.

Она считала, что Бека была великолепна во всем, за что бы ни бралась. Фактически её неуверенность в себе еще больше привлекала, потому что она никогда не переставала быть собой, и Хлоя не понимала, почему такая талантливая и красивая девушка, как Бека, не признавала того, на что способна.

Даже сейчас, когда все это проносилось в её голове, Хлоя не произнесла их вслух. Подобные мысли заставляли чувствовать себя слишком странно, слишком... по-гейски. Совсем не нормально было так сильно симпатизировать девушке или так много думать о ней. Это заставляло Хлою чувствовать себя очень неловко. Волнение было в новинку для Хлои, никогда раньше у неё не имелось особых причин для переживаний. Но это чувство переполняло её сейчас, когда она просто находилась рядом с Бекой.

Хлоя представила себе, насколько разозлится Обри, если когда-нибудь узнает, какие чувства она питает к той, кого её подруга недавно окрестила врагом номер один. Или как Жирная Эми станет безжалостно дразнить её. Но ещё Хлоя вспомнила про Синтию Роуз, насколько та была уверена в своей сексуальности, что даже не считала необходимым упоминать об этом, поскольку каждый сам всё понимал. И когда Хлоя прощалась с Бекой, обнимая подругу чуть дольше, чем это было нужно, она решила, что позвонит Синтии по пути домой. Вдруг та поможет ей.

Хлоя закончила запихивать свои сумки в багажник и быстро забралась в машину, дрожащими руками вставив ключ в замок зажигания. Она включила нагрев и перевела дыхание, прежде чем взять телефон и отправить смс Роуз, спрашивая, занята ли она. Слава Богу, та быстро ответила, что не очень, и поинтересовалась, что случилось. Хлоя спросила, можно ли ей позвонить, и, получив утвердительный ответ, нажала кнопку вызова, надевая гарнитуру на ухо, чтобы говорить во время движения.

— Да? Что случилось, девочка? — Синтия казалась искренне удивленной и радостной от её звонка.

Хлоя нервно выдохнула, пытаясь одновременно сформулировать свое затруднительное положение и выехать с парковки.

— Извини, я за рулем. На самом деле я еду домой на каникулы. Но я хотела бы поговорить с тобой кое о чем. Ты, вроде бы, наиболее компетентна, чтобы помочь мне с моей проблемой, — она надеялась, что формулировка прозвучала не слишком странно, и услышала смех на другом конце телефона.

— Я знала, — рассмеялась Синтия Роуз, и Хлоя улыбнулась, услышав её ответ, задаваясь вопросом, было ли всё настолько очевидно. — Дело в Беке, не так ли?

Рыжеволосая девушка закусила губу и тихонько застонала:

— Это так очевидно?

— Нет-нет. На самом деле, все не так плохо. Это только мне бросается в глаза. Но я ничего никому не скажу. Так что, тебе нужен какой-то совет? — спросила девушка на другом конце провода.

— Ну, ты же лесбиянка, — ответила Хлоя, как ни в чем не бывало, когда остановилась на светофоре.

Синтия снова рассмеялась, и Хлоя не знала, оскорбила она её или нет. Но, прежде чем у неё появился шанс что-то сказать, подруга ответила.

— В этом ты права. То есть, тебе интересно, нравишься ли ты ей тоже или речь о чем-то другом? Потому что я, правда, не знаю. Мне казалось, Бека влюблена в малыша Джесси, но судя по тому, что произошло на региональных, думаю, что там, возможно, все кончено. Ты классная, правда. Очень милая, талантливая, симпатичная. Она идиотка, если не влюблена в тебя.

— Ха. Спасибо, Синтия. но, может, ей не нравятся девушки. Даже я не знала, что мне нравятся. До того дня, пока не увидела её, — Хлоя чувствовала себя довольно глупо, признавая это перед кем-то, кто уверен в своей ориентации. Она не подозревала такого в себе, просто знала, что действительно влюбилась в Беку, которая, так уж случилось, оказалась девушкой.

— Не знаю, Хло. Она нестандартно мыслит, так ведь? По своему опыту скажу, такие девчонки, как правило, более восприимчивы, чем большинство людей. Ты не узнаешь, пока не сделаешь шаг. Скажи что-нибудь. Поцелуй её. Сделай что-то. Или она никогда не узнает, что ты на самом деле чувствуешь к ней. Не жди, что она прочитает твои мысли.

— Думаю, ты права. Может быть, когда я вернусь с каникул, то скажу ей, — Хлоя услышала радостный клич на другом конце телефона.

— Отлично. Расскажешь мне, как все пройдет. Не упустив ни одной детали. И даже если она будет не заинтересована, позвони мне, ладно?

Хлоя рассмеялась над её рвением.

— Я позвоню. Спасибо. Хороших каникул!

— Тебе тоже.

Вешая трубку, Хлоя чувствовала себя гораздо лучше, и провела остаток пути, подпевая саундтреку «Богемы», пытаясь извлечь немного пользы от своего голоса, прежде чем ему придет каюк. До дома оставалось совсем немного. Утром ожидала пугающая операция. Сказать, что она нервничала, было бы преуменьшением. Когда Хлоя добралась до дома и занесла вещи внутрь, то отправила Беке сообщение, что все в порядке, и улыбнулась про себя, когда телефон завибрировал, получая ответ от девушки, о которой она думала весь день. Было довольно поздно, и они давно не разговаривали. Хлоя начинала чувствовать себя очень напуганной и почти написала Беке про операцию, но когда та не ответила на последнее сообщение, она решила, что подруга уже спала. Приняв это за знак свыше, она укуталась в одеяло и попыталась уснуть сама.

Проснувшись после операции, Хлоя почувствовала, что сейчас расплачется. Она не радовалась, потому что знала, что в ближайшее время услышит прогноз для своего голоса. Она не могла вспомнить, волновалась ли она из-за чего-то в своей жизни так же сильно. Она пила воду и размешивала ложечкой ванильный пудинг, когда получила смс от Обри и забыла, как дышать.

«Получила самые ака-удивительные новости! Мне только что позвонили. Оказалось, тот темнокожий мальчишка, которого подозревали, что он не достиг полового созревания — не ученик колледжа. Так что мы вернулись в СТРОЙ! ДЕНЬ ЭКСТРЕННОЙ ВСТРЕЧИ БЕЛЛ, весенние каникулы ОКОНЧЕНЫ!»

Сообщение заставило Хлою запрыгать от радости, и она поспешно ответила, перед тем как самой написать Беке. Она знала, что Обри не подумала бы сообщить ей новости, но Бека имела право знать, и Хлоя надеялась, что если та придет на встречу, Обри позволит ей вернуться. Или Хлое придется сделать что-то еще.

«Бека, Обри только что написала мне самые потрясающие новости! Беллы снова в деле! Другая а-капелла группа была дисквалифицирована, а это значит, что мы занимаем их место! Она хочет, чтобы мы встретились у нас в обычное время в понедельник».

Пока Хлоя объясняла новости своим родителям, то поняла, что её голос звучит довольно сносно. По крайней мере, она не онемела... и, услышав сигнал телефона, извещающий об ответе, она схватила трубку и прочитала унылый ответ Беки.

«Это действительно круто, ребята. Я счастлива за вас».

Тяжело вздохнув, Хлоя почти сломала клавиатуру, печатая ответ, расстроившись от того, что Бека до сих пор считала, что заслуживала изгнания из группы.

«Стоп! Будь счастлива за НАС. Всех нас. Включая тебя. Ты придешь на встречу. Пожалуйста? Ради Меня? Я заставлю её выслушать тебя, клянусь».

«Только ради тебя». Хлоя взвизгнула, получив это сообщение, и поблагодарила Беку миллион раз, прежде чем положила телефон обратно на тумбочку. Пришедший врач сообщил, что операция прошла успешно, и снова предупредил, что не может точно спрогнозировать, как сильно был затронут её голос. Он сказал, что она должна избегать пения в течение нескольких дней, пока заживают голосовые связки, и она застонала, спрашивая себя, как она собирается прожить хотя бы несколько дней. Хлоя была из тех людей, которые пели постоянно, даже если они мыли посуду или гуляли. Будет трудно не поддаваться старым привычкам, но она пообещала себе, что не станет петь, пока не будет в состоянии.

День встречи наконец-то пришел и ушел. С помощью Хлои и, в конечном итоге, с помощью всех остальных участниц Белл, Обри позволила Беке вернуться. Они начали работу над своим сетом. Оказалось, что Хлоя потеряла несколько нот в верхнем регистре, но, в свою очередь, приобрела новые звуки в поражающе низком регистре. Бека придумала гениальный мешап и свела его, с легкостью скомбинировав то, что казалось случайным набором песен, превращая их в крутейший микс, созданный когда-либо. Он включал в себя «Just the Way You Are», «Give Me Everything», «Price Tag», «Turn the Beat Around» и «Don’t You (Forget about Me)». Мешап получился настолько пробивным, что казалось, у них ничего не получится. Но всё получилось, и чем больше они репетировали, тем лучше звучали. Спустя несколько дней усиленных репетиций они были готовы к финалу.

Это были невероятные ощущения, когда Беллы вышли на сцену в собственной одежде, вооруженные актуальными песнями и улучшенной хореографией. Толпа совершенно обезумела, и прежде чем они осознали, что все закончилось, они победили. Хлоя огляделась вокруг в поисках Беки, потому что сейчас было идеальное время, чтобы рассказать ей о своих чувствах. Если она так счастлива от победы, меньше всего стоит волноваться, не так ли?

Но когда её глаза нашли Беку в толпе, Хлоя увидела, как девушка, которой она была так сильно увлечена весь прошедший семестр, притягивала к себе Джесси для поцелуя. Её сердце упало, и Хлоя скрестила руки, быстро отводя взгляд. Было слишком поздно, и надежда на то, что она тоже могла нравиться Беке, полностью испарилась. Сделав глубокий вдох, Хлоя постаралась выглядеть счастливой от их победы, даже если на самом деле она была расстроена. Синтия бросила на неё понимающий взгляд, но Хлоя отказалась обсуждать что-то с ней или с кем-нибудь другим.

В конце концов, после того, как Бека выбралась из объятий Джесси, она пробралась обратно к своей группе. Там, странно посмотрев на Хлою, схватив её за руку, утянула за собой в коридор.

— Нам надо поговорить, — пояснила она, и Хлоя не успела отреагировать на её поведение, оказавшись отрезанной от остальных Белл.

— Что? — Хлоя посмотрела на Беку в недоумении, как только они зашли в пустой коридор.

Бека опустила руку на её плечо:

— Я говорила с Синтией Роуз и она... —

— О Боже. Она обещала, что никому не расскажет! — воскликнула Хлоя, краснея, когда поняла, что девушка, которой она доверилась, раскрыла её секрет. Она приготовилась к худшему, но ничего не произошло. Бека вела себя очень мило, но Хлоя не понимала почему, ведь Бека должна была чувствовать отвращение к ней.

— Нет, не надо злиться на неё, она сделала тебе одолжение. Тебе, правда, нужно было сказать мне. Чего ты так боялась?

— Что... ты... возненавидишь меня? — выдохнула Хлоя.

Бека одарила её усмешкой, отчего колени предательски подогнулись.

— Я бы никогда не смогла этого сделать.

— Но как же Джесси? Ты ведь сейчас с ним, я права? Я видела, как ты поцеловала его.

Бека не ответила. Вместо этого она обвила руками шею Хлои и прикоснулась своими губами к её губам. И затем улыбнулась.

— Я не с Джесси. Это прозвучит глупо, но видишь, у большинства фильмов есть этот предсказуемый финал, где девушка и парень сходятся просто потому, что ты на протяжении всего времени знаешь об этом? Вот что-то подобное. Я поцеловала его, потому что подумала, что обязана сделать это, словно это было окончание фильма. Но только потому, что я не должна была менять концовку так, как ощущаю, — проговорила она на одном дыхании. — Джесси хороший парень, я уверена. Но просто я ничего не почувствовала, когда поцеловала его. Это странно, потому что я думала, что почувствую, но этого не произошло. А когда Синтия рассказала мне, что ты влюблена в меня, я поняла, что ты та, кого я хотела поцеловать все это время. Я просто не видела этого, потому что это не было предсказуемым финалом.

— В этом есть смысл, — Хлоя уткнулась лбом в лоб Беки. — Так что же ты почувствовала, когда поцеловала меня?

— Это было сногсшибательно, — заверила Бека, обхватив Хлою за талию.

Усмехнувшись, Хлоя начала второй поцелуй, но на этот раз наполнила его всей страстью, на которую была способна, и отстранилась, только когда услышала громкий вздох. Это была Жирная Эми.

— Что... но... вас трое? Три лесбиянки в нашей а-капелла группе? Вот так порнушная логика, — в недоумении пробормотала она.

Девушки рассмеялись, не став разубеждать Эми, что они не были лесбиянками. Они заставили её поклясться сохранить все в секрете, до того момента, пока все не сядут в автобус, потому что хотели рассказать сразу всем в группе. Все так сильно изменилось с последнего раза, когда они ехали в нем. Путь домой, казалось, длился целую вечность, по крайней мере, Хлоя и Бека именно так и думали, потому что старались не прикасаться друг к другу и даже не смотрели друг на друга. Хлоя чувствовала, что Роуз уставилась ей в спину, словно что-то знала, и обменялась взглядами с Бекой, чтобы убедиться, что они собирались рассказать правду прямо сейчас. Та кивнула, и пока Жирная Эми продолжала везти их, она проскользнула вдоль автобуса, опустившись рядом с Хлоей.

— Итак, все помнят круг признаний, которые мы сделали друг перед другом? — спросила Бека и услышала утвердительные ответы, — Ну, с тех пор, как мы сделали это, я чувствую себя ближе к вам, девчонки, и еще больше сейчас. Мы победили, по-настоящему! Но, дело в том... есть кое-что, что нам с Хлоей нужно рассказать вам.

Обри в недоумении приподняла брови. Она что-то пробормотала себе под нос, и Хлоя выстрелила в неё взглядом.

— Ух... да, я действительно влюблена в Беку, — наконец сказала она, жутко волнуясь. В основном её беспокоила реакция Обри.

Пальцы Беки переплелись с пальцами Хлои.

— И она в меня тоже. Так что с этого момента мы вместе, я думаю, — улыбнулась Хлоя и огляделась, наблюдая за реакцией других девочек.

С места водителя Жирная Эми выкрикнула, что видела, как они целовались, и поклялась, что язык Хлои был во рту у Беки, но они проигнорировали её, удивляясь позитивной реакции остальных.

Синтия Роуз улыбалась от уха до уха.

— Я вроде как свела их вместе. Ничего особенного, но вы, ребята, абсолютно точно должны мне.

— Ты была лесбиянкой все это время? — спросила Стейси.

Девушки не поняли, кого конкретно она спросила, но настало самое время объяснить, что ни одна из них не была лесбиянкой. Они убедили остальных, что никто из них никогда раньше не испытывал чувств к девушке, и что все это было для них в новинку. Они правда не знали, кем являлись, и сейчас это их не очень-то заботило, о чем они и сказали, и большинство подруг приняли этот ответ.

Все это время Обри смотрела на них с открытым ртом. Хлоя не знала, как отреагирует её лучшая подруга, разозлится ли она, воспримет ли это с отвращением или будет счастлива за них. В конце концов, Обри больше не ненавидела Беку. Возможно, она немного ревновала её, но она должна была признать, что Бека знала, что делала, и поэтому не имела права злиться. Обри закрыла рот, и все девушки повернулись к ней, ожидая её реакции.

Обри покосилась на Беку:

— Лучше тебе не причинять ей боль или я вырву твои голосовые связки и постараюсь убедиться в том, что ты никогда не сможешь петь, — злобно предупредила она, прежде чем перевести взгляд на свою лучшую подругу. Обри вздохнула. — Почему ты не рассказала мне, что влюбилась в неё? Я же твоя лучшая подруга, Хлоя...

— Честно? Потому что ты ненавидела её, — призналась Хлоя.

— Но я не ненавижу. И не ненавидела. Я действительно вела себя как ревнивый и пытающийся всё контролировать псих. Бека, я не ненавижу тебя, — Обри паршиво себя чувствовала, понимая, что Хлоя действительно думала про неё так, и все остальные, видимо, тоже. — Правда, не ненавижу. Я люблю вас, девчонки. Вы — моя необычная маленькая семья. Мы все разные, но мне это правда нравится, знаете. Словно у меня появились сумасшедшие родственники, которых я люблю, но втайне стыжусь, — указала Обри на переднюю часть автобуса, и остальные рассмеялись.

— Я чувствую себя точно так же. И тоже не ненавижу тебя, Обри, — усмехнулась Бека.

Оставшуюся часть пути домой они потратили на пение. Хлоя установила свой iPod на рандомное воспроизведение, и включались самые странные песни. «The Thong Song», вероятно, стала самой запоминающейся. Откуда-то они все знали слова, и это было смешнее всего. Хлоя хохотала так сильно, что закололо в боку, и она опустила голову на плечо Беки. Каждый раз, когда начиналась очередная песня, Хлоя прерывалась, чтобы с обожанием посмотреть на неё.

— Ты удивительная, — тихо сказала Хлоя, чтобы услышала только девушка, сидящая рядом с ней. Бека обняла её и поцеловала в щеку.

— Просто такая, какая я есть, верно?

— Да, просто такая, какая ты есть.

Не было даже тени сомнений, Бека знала, что Хлоя принимала её такой, какая она есть. Ей не нужно было менять себя, чтобы понравиться Хлое, потому что она нравилась ей полностью. Ей не нужно было какое-то дурацкое преображение, становиться кем-то непохожим на себя, только чтобы Хлоя посмотрела в её сторону. И это было лучше всего.

Ночью перед выпуском Бека лежала на кровати Хлои. Она глубоко вдохнула, прижимаясь ближе к своей девушке, и опустила голову ей на грудь. Бека слушала, как бьется сердце Хлои, и прикрыла глаза, с улыбкой слушая этот ритм.

— Твое сердцебиение стало бы отличным битом для песни, — пробормотала Бека.

Хлоя наклонилась и оставила мягкий поцелуй на её губах, её холодные пальцы прижались к щеке Беки, вызывая легкую дрожь.

— Я буду скучать по тебе. Не могу поверить, что выпускаюсь завтра... но мы с Обри обсудили, что снимем квартиру неподалеку. Мы хотели поехать в Лос-Анджелес, но я сказала ей, что не уеду без тебя. Так что, думаю, мы подождем пару лет, — сказала она.

Бека взяла её ладонь и сжала в своей, стараясь согреть, пока обдумывала то, что Хлоя только что сказала. Это звучало мило, пусть и немного смешно.

— Ты собираешься ждать три года, пока я не выпущусь? — спросила она, приподнимаясь.

Хлоя кивнула:

— Да. Это даст нам с Обри время, чтобы поднакопить немного денег. Лос-Анджелес, знаешь ли, не из дешевых мест. В любом случае, я, правда, не хочу сразу же уезжать. Может быть, кто-то из других Белл отправится с нами. И, если получится, мы с Обри с удовольствием будем помогать Беллам, хотя мы больше и не участницы.

— Но... что если мы расстанемся? — нахмурившись, спросила Бека. Хлоя тоже поднялась и прижалась губами к её лбу.

— Не расстанемся.

В голосе Хлои звучала такая уверенность, когда она сказала это, что Бека ей поверила.

@темы: фикрайтер-офф, фемслеш, утащено втихую, радостьсчастьелюбовь!, очнулась, когда запивала шоколадку борщом ©, остановите словоблудие, ФБ, Видала я котов без улыбки, но улыбки без кота! ©, Pitch Perfect, Beca/Chloe

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Wonderland "Ч"

главная